Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава

Итак, Кампанелла — совсем не либеральный революционер. Его эталоном была всемогущая теократия по типу египетской — так могущественная, чтоб при помощи научной магии регулировать небесные воздействия, а означает, и все стороны людской жизни. Либеральным на 1-ый взор ее нюансом было поощрение исследований и изобретений. Солярии интересуются теорией Копер ника, так как ценят познания о Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава строении мира («fabbrica del mondo»); они употребляют механические устройства, так как те служат общему процветанию. Но правило высокоразвитой наукой соляриев высшее священство — как в Старом Египте.

Поразительная решимость и напористость Кампанеллы постепенно стала приносить плоды: монархи показали к арестанту энтузиазм, И человек, попавший в 1599 году в Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава кутузку и чуть не казненный за небезопасные лжи и восстание против испанского правления, в 1626 году


был освобожден из кутузки благодаря испанскому воздействию. Кратковременно он вновь оказался в кутузке — в Риме, но опять вышел на свободу, а потом начался тот маленький период его жизни, когда им обладала иллюзия, что фуррор уже близок. В собственном Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава сочинении «Quod reminiscentur et convertentur ad Dominum universi fines terrae» [«Что вспомнят и обратятся к Господу все концы земли»] он начертал превосходный план миссионерской деятельности. Миссии были в большой чести в Риме, и прогуливались даже слухи, что конгрегация De propaganda fide [По распространению веры] частично должна Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава своим учреждением Кампанелле. Судя по всему, эти слухи основаны лишь на словах самого Кампанеллы в посвящении «Quod Reminiscentur»68, обращенном к папам Павлу V, Григорию XV и Урбану VIEL В этом посвящении он предоставляет свою книжку в распоряжение конгрегации. А в письмах, написанных во Франции в 1635 году, он пишет, что его «Reminiscentur Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава» пользуется огромным спросом посреди миссионеров и что он намеревается написать письмо в конгрегацию De propaganda fide о том, как обращать французских еретиков69. Беря во внимание прошедшее Кампанеллы, поразительно, что ему вообщем пришла в голову идея о том, чтоб связать себя со настолько известным католическим учреждением. Ну и Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава верой, которую Кампанелла собирался распространять по всему миру, была, вне сомнения, естественная религия в церковной упаковке. Как отмечает Бланше, в сочинении «Atheismus Trium-phatus» [«Побежденный Атеизм»], очередной книжке, связанной с миссионерскими планами воззвания всех еретиков, магометан, иудеев и всех народов мира, философ повторяет те же мечтания и ту же Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава концепцию естественной религии, которые побуждали его деятельность в 1599 году70. Волшебными операциями, защищавшими папу Урбана VIII от последствий солнечного затмения, Кампанелла занимался в 1628 году. Уокер считает эти занятия к тому же попыткой Кампанеллы настроить в пользу собственных проектов неравнодушного к астрологии папу. «Если бы он внушил отцу веру в то Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава, что Солнце равномерно приближается к Земле, и в действия, предвещаемые этим знамением, то миссионеры, обученные Кампанеллой, направились бы из Рима по всему миру, чтоб направить всех в реформированный, «естественный» католицизм, что знаменовало бы начало миллениума, основание глобального Городка Солнца»71. И видимо, какое-то время Кампанелла, благодаря покровительству папы Урбана VIII Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава, вправду влиял на политику Рима.


Тот факт, что Кампанелла имел пусть частичный и временный, но все таки фуррор в Риме, представляется довольно поразительным, если вспомнить о том, как Джордано Бруно «пытал звезды» во Франкфурте, строя планы введения глобальной религии, как потом отправился со собственной миссией в Италию, привезя туда свою Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава книжку, посвященную отцу; как, оказавшись в Падуе совершенно незадолго до приезда туда Кампанеллы, безустанно пророчествовал о близком возврате мира в наилучшее состояние, предвещенном солярными знамениями. Естественно, по сопоставлению с поздним, уже покаявшимся Кампанеллой Бруно проповедовал еще более конструктивные взоры и с еще большей одержимостью. И все таки основную идею Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава «естественной» реформы в рамках католичества исповедовали оба философа.

Все же не стоит фуррор Кампанеллы гиперболизировать. Было много людей, категорически не одобрявших его. Посреди этих непримиримых врагов был генерал доминиканского ордена Ридоль-фи72. Не считая того, отчет о совместных волшебных упражнениях Кампанеллы и папы Урбана VIII, помещенный в конце «Астрологики», вышедшей Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава во Франции в 1629 году, был выпущен в свет, судя по всему, без ведома самого Кампанеллы. Видимо, к этой публикации приложили руку высокопоставленные доминиканцы — с тем чтоб, обнародовав его волшебные занятия и тем дискредитировав, подорвать его воздействие в Риме73. Авторитет Кампанеллы в Риме продлился недолго и стремительно истощился Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава — в период с 1630 по 1634 год, а потом его положение стало небезопасным.

В 1634 году он покинул Рим и отправился в Париж.

К тому времени он уже начал переключаться в собственных проектах на французскую монархию как агента глобальной реформы, уже начал издавать труды на данную тему и завязал контакты с французским посланником в Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава Риме. Фактически все произведения, которые он написал и издал в Париже, были посвящены священной имперской миссии французской монархии. Посреди этих произведений «Политические афоризмы» («Aphorismi politici», 1635), где он заявляет, что знаки в небесах предрекают ослабление испанской монархии и одновременное усиление монархии французской. Другие работы на близкие темы распространялись в Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава рукописях посреди французских эрудитов и политиков. К примеру, «Документы о галльской нации» («Documenta ad Gallorum nationem») — панегирик Людовику ХШ, который вкупе со своим великодушным министром Ришелье высвободит Европу от испан-


ской деспотии, как новый Карл Величавый со своими рыцарями74. Не считая того, он переиздал свои более ранешние работы, подретушировав их Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава в новеньком духе упоминаниями о французской монархии. К примеру, сочинение «О смысле вещей и о магии» (1637) было снабжено уже упоминавшимся посвящением Ришелье75, где Кампанелла уверял его выстроить Город Солнца. Посреди таких сочинений и парижское издание (1637) «Города Солнца» («Civitas Solis»).

В Париже он все еще жил пониманием собственной Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава глобальной миссии и был озабочен воззванием французских протестантов. В письмах он гласит, что направляет также многих британцев76. Он также пробовал достигнуть от Церкви уступок в вопросе о причастии — ради примирения с протестантами77.

Вспомним о пребывании в Париже Джордано Бруно. Он надеялся на французскую монархию в лице Генриха III — в Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава «Изгнании торжествующего зверя» этот французский повелитель выступает в роли главы небесной реформы. Он дискутировал с библиотекарем аббатства Сен-Виктор о том, что разногласия по поводу причастия скоро будут исчерпаны, и о каком-то «Городе Солнца». Вновь мы лицезреем, что история повторяется, и снова Кампанелла удачливее Бруно.

Да и сейчас не стоит Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава гиперболизировать фуррор Кампанеллы — даже и в Париже, где он был в большенном фаворе при дворе. Из Рима непрестанно поступали протесты по поводу его отклонений от христианской ортодоксии. И хотя многие из важных философских трудов Кампанеллы, написанных в кутузке, — в том числе «Метафизика», содержавшая изложение магии Фичино Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава, — были изданы во Франции, Сорбонна так и не отдала разрешение на издание его «Теологии»78.

В сентябре 1638 года родился наследник французского престола. Кампанелла приветствовал это событие эклогой, построенной по эталону мессианской четвертой эклоги Вергилия: французскому Петушку суждено вместе с преображенным Петром править объединившимся миром. В этом будущем мире труд станет наслаждением Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава, и каждый с радостью возьмет на себя свою долю общего труда; все признают 1-го Бога и Отца и сольются в любви; все повелители и народы соберутся в городке, который назовут Гелиака (Heliaca), Город Солнца, а выстроит его новорожденный сиятельный герой79. В этом предсказании соединились воедино возвращение имперского золотого века и египетский Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава мотив Городка Солнца, куда устремятся все народы земли, согласно пророчеству «Асклепия». А в обещании всеобщего


трудового интереса просматривается даже некий намек на так именуемый коммунизм начального «Города Солнца» («Città del Sole»). Калабрийское восстание трансформировалось в ожидание Века Людовика XIV.

Джордано Бруно ждал величавых свершений от Генриха Наваррского Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава, французского монарха, правившего Францией под именованием Генриха IV. Кампанелла ожидает величавых свершений от внука Генриха Наваррского, инфанта, который будет править под именованием «Король-Солнце».

В будущем году Кампанелла, боясь, что приближающееся затмение не сулит ему ничего неплохого, произвел в собственной келье доминиканского монастыря в Париже те же волшебные процедуры, какие в свое Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава время совершал для папы Урбана VIII в Риме. Скоро после чего он погиб; перед кончиной над ним были совершены христианские ритуалы80. На его похороны пришло неограниченное количество знати и ученых.

Кампанелла погиб совершенно не так, как Джордано Бруно.

Во всем этом поразительном сюжете не знаешь, чему удивляться больше — или Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава стойкости знака, пережившего столько исторических превратностей, или удачливости человека (Кампанеллы), смогшего трансформировать знак (Город Солнца) таким макаром, чтоб полное поражение обратилось в победу и славу. Либо стоит посмотреть на это проще? Может быть, французская монархия всегда была для Кампанеллы безупречным агентом реформы, каким она была и Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава для Джордано Бруно? Может быть, культ испанского монарха был всего только мерой предосторожности, рычагом для открытия тюремных дверей и только при французском дворе Кампанелла в конце концов ощутил себя дома?

Есть пункт, где судьбы Бруно и Кампанеллы расползаются. Кампанелла, в отличие от Бруно, никогда не жил в протестантских либо еретических странах, никогда Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава не участвовал в культе тех монархов. В Великобритании Бруно прямо за придворными стал именовать антииспанскую королеву-девственницу «божественной Елизаветой» («diva Elizabetta»). Он пророчил этой Единственной Амфитрите верховную власть в объединенной монархии дантовского типа81. Атмосфера имперского мистицизма, окружавшая Елизавету I, — этот парадокс я проанализировала в работе об Астрее, справедливой Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава деве золотого века, как знаке Елизаветы82, — есть проекция сакральной имперской темы на


монархию Тюдоров. Эту монархию, объединявшую духовное и светское правление, можно было бы с полным правом квалифицировать как «египетскую». Бруно знал о магическом культе британской царицы, воплотившемся в возрожденном рыцарстве, и присоединился к нему в книжке «О Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава геройском энтузиазме»83.

И если, побывав в Париже во время наибольшего воздействия Кам-панеллы при французском дворе, какой-либо путник вздумал бы отправиться оттуда в Лондон (как многими годами ранее поступил Бруно), он мог бы удостоиться созерцания придворного спектакля с декорациями работы Иниго Джонса; сюжет и словесная образность этой «маски» были взяты Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава конкретно из «Изгнания торжествующего зверя» Бруно. В базе сюжета маски «Небеса Британии» («Coelum Britannicum»), представленной при дворе в 1634 году, лежала тема реформы небес, проведенной Юпитером. Текст был написан Томасом Кэрью и содержал огромное количество дословных заимствований из Бруно84. Меняющиеся в процессе деяния декорации, изображающие небеса, дали возможность величавому художнику Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава Иниго Джонсу воплотить художественный потенциал произведения Бруно. «Здесь декорации изменяются, и на небесах раскрывается сфера со зве-дами, представленными в соответственных образах»85. В конце пира, когда Повелитель (Карл I) и его французская Царица (Генриетта Мария, дочь Наваррца) торжественно усаживаются на знатные места, театральные облака разверзаются над ними, открывая Религию Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава, Правду и Мудрость, триумфально ликующие в небесах, либо же Вечность в небесной тверди, окруженную плеядой звезд, «символизирующих катастеризм наших английских героев; но одна из их — помещенная над головой короля и превосходившая других размером и сиянием — олицетворяла его величество. А в нижней части раскрывается вид в перспективе на Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава Виндзорский замок — известное место почетнейшего ордена Подвязки»86.

Итак, король-мученик Карл всходит на небеса; он продолжает начатую Генрихом Ш небесную реформу, и аллегоричное представление обеспечивает ему фуррор при помощи магии воображения и искусства. «Небеса Британии» оказываются в знатном родстве с шекспировскими «Бесплодными усилиями любви», так как оба произведения связаны с «Изгнанием торжествующего Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава зверя» Бруно. А это обосновывает, что воздействие Бруно было еще очень очень в Великобритании сначала XVII столетия.


Подобно Бруно, Кампанелла был поэтом. Он выразил собственный религиозный культ космоса в цикле сонетов и других стихотворений, перемежаемых житейскими комментами — по эталону «Героического энтузиазма». Часть «песнопений» (cantica) Кампанеллы — так он Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава называл свои стихи, и точно так же Бруно назвал свою книжку «О геройском энтузиазме»87 — была издана в Германии в 1622 году88 под псевдонимом Settimontano Squilla [Семихолмный Бубенчик], намекающим на семь шишек на голове Кампанеллы, соответствовавших 7 планеткам. Другие песнопения утеряны. Эти стихи и комменты к ним часто тематически очень близки к «Героическому энтузиазму Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава», но им не хватает образной живости, настолько характерной Бруно. Образности Кампанелла избегал преднамеренно89. И все таки в «Большом Эпилоге» («Epilogo Magno»), где Кампанелла гласит, что мир есть скульптура Бога и что настоящая философия должна находить в природе следы божественного так же, как хахаль видит изображение собственной любимой90, — он вводит Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава ту же самую тему, которую утонченно — с петраркистскими кончетти и с прекрасной символикой Актеона — разрабатывал Бруно в «Героическом энтузиазме». Данная тема — герметический культ космоса — была воплощена Бруно в сочинении, владеющем большой поэтической силой. Посвященная сэру Филипу Сидни, вождю поэтов-елизаветинцев, полная аллюзий на рыцарский культ царицы, книжка Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава «О геройском энтузиазме» стала составной частью елизаветинской литературы.

А в Виттенберге Бруно с состраданием присоединился к лютеранам. Его панегирики государям-еретикам оказались значимой уликой против него на суде. Эти «левые» тенденции резко отличают Бруно от Кампанеллы.

Следует упомянуть очередной нюанс сопоставления Бруно и Кампанеллы, хотя у меня и Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава нет способности тщательно тормознуть на нем тут, так как он относится к истории мнемонического искусства, которую я надеюсь изучить в другой книжке. Мы лицезрели, что основная форма, в какой выражается мистика Бруно, — это адаптация герметической темы отражения космоса в уме к традиционной мнемонической технике. В книжке «О тенях идей» он дает систему Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава запоминания космоса, основанную на волшебных видах.

Кампанелла тоже был отлично знаком с этой традицией, и, более того, сам Город Солнца можно рассматривать как систему мест для запоминания91. Город как мнемоническую систему можно сравнить


и противопоставить системам Бруно. В трактате «Испанская монархия» Кампанелла предлагает составить карту созвездий, поместив государей австрийского Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава дома на небеса, при этом карта эта будет служить и как система мест для запоминания:

Пусть он (монарх) вышлет знающих свое дело астрономов за границу, в Новый Свет: там они сумеют составить список и описание всех новых звезд, находящихся в том полушарии — от антарктического полюса до тропика Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава Козерога, сумеют обрисовать Святой Крест, очертания которого видны у того полюса, а у самого полюса они сумеют поместить изображения Карла V и других государей австрийской династии, следуя в том примеру греков и египтян, которые расположили в небесах изображения собственных государей и героев. Таким макаром можно будет выучить сразу и Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава астрологию, и систему мест для запоминания...92

Это было написано Кампанеллой в период симпатий к испанской монархии и похоже на аннотацию по изготовлению небесного глобуса, созданного для волшебных действий в пользу австрийского дома, средством помещения представителей этого дома на небеса; в то же время глобус был должен представлять собой мнемоническую систему Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава. Если мы сможем объяснить эту систему и включить ее в общий контекст истории мнемонического искусства и его внедрения в ренессанснои герметической магии, мы лучше усвоим «Изгнание торжествующего зверя» — небесный глобус, изготовленный в интересах Генриха III и, может быть, Елизаветы, который необходимо спроецировать вовнутрь людской души и который имеет определенное Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава отношение к мнемоническим системам Бруно.

Итак, фактически во всем Бруно и Кампанелла смотрятся близкими родственниками; у их различные характеры и нравы, но их актуальные пути повторяют друг дружку — с некими вариантами и разными концами. Они ворвались в мир — один на 20 лет позднее другого, — движимые колоссальной силы импульсом: религиозным Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава герметизмом в его последней волшебной форме. Двадцатилетняя разница в возрасте очень принципиальна: она значит, что если жизнь Бруно пришлась на период герметического «крещендо», когда герметизм служил основой господствующей философии и глубоко просочился в религиозную проблематику эры, то Кампанелла жил в период, когда воздействие герметизма шло на убыль. Во время тюремного заключения Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава Кампанеллы герметические сочинения нако-


нец получили правильную датировку. Глубочайшая древность Гермеса Трисмегиста была фундаментом, на котором покоилось все большущее здание ренессансной герметики — со всеми его ответвлениями в магию и религию. Когда этот фундамент разрушила критика текста, здание стало рушиться. Исходя из убеждений новейшей — картезианской — философии анимистические философские системы Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава Возрождения, основанные на герметизме, были совсем устаревшим подходом к миру. В итоге величавых достижений XVII века магию сменила наука.

Когда Кампанелла приехал в Париж, теплый прием, оказанный ему знатью и двором, разъяснялся, может быть, тем, что его культ французской монархии соответствовал амбициям Ришелье и его антигабсбургской политике. Да и старенькый Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава образ мышления еще не пропал, и многие французские ученые заинтересовались Кампанеллой в силу полученной им к тому времени репутации. Его книжки, без всякого сомнения, вызвали большой энтузиазм и, может быть, оживили атмосферу Возрождения.

Но для тех, за кем было будущее, для тех, кто открывал новейшую эру, — для Мерсенна, Декарта Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава и их круга — Кампанелла не значил ничего. В письме Мерсенна Пейреску, напористо рекомендовавшему ему Кампанеллу, есть такие слова: «Я лицезрел почетного отца Кам-панеллу в течение 3-х часов и во 2-ой раз. Я сообразил, что в науках он ничему не может нас обучить. Мне гласили, что он Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава очень сведущ в музыке, но, задав ему несколько вопросов, я нашел, что он не знает даже, что такое октава. Вобщем, у него отменная память и живое воображение»93. Последнее замечание — дань вежливости, — может быть, даже более убийственно, чем другие. Мерсенн спрашивал в письме Декарта, не желает ли он, чтоб Кампанелла приехал в Голландию Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава повидаться с ним. Но величавый супруг ответил, что он довольно знает о Кампанелле и поэтому не имеет ни мельчайшего желания с ним встречаться94. Как замечает Ленобль, «времена изменились»; мы уже в современном мире, и, хотя Кампанелла был принят при дворе с триумфом и составлял гороскопы величавых Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава личностей, ученый мир эти грезы отторг.

На заре нового мира мечта об универсальной религии, где наука в виде «естественной магии» оказалась бы неразрывно связана с религией в виде «божественной магии», — эта мечта была разумеется обречена на умирание. Эта мечта, всегда непонятная исходя из убеждений христианской ортодоксии, обрела силу только Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава поэтому, что была


созвучна господствовавшим в эру Ренессанса философским системам. Тот факт, что Кампанелла, так поздно взявшись за ее оживление, достигнул все таки значимого фуррора, свидетельствует о прочности плацдарма, отвоеванного Гермесом Трисмегистом в области религии. Но сейчас наука и философия, объединившись с ортодоксией, выгонят Гермеса из Церкви; величавая кампания Мерсенна против Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава магии была в то же время кампанией против естественной теологии.

Опоздав с рождением на 20 лет, Кампанелла в Париже кажется мастодонтом, живым представителем практически вымершей породы — породы ренессансных колдунов. Неукротимая энергия этого человека, не покидавшая его даже в самых ужасающих обстоятельствах, свидетельствует о том, сколько сил давала ренессансному колдуну Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава его естественная религия. Закончим же эту главу одним из сонетов, написанных Кампанеллой в неаполитанской кутузке.

Метод философствования

Мир — это книжка, куда Нескончаемый Смысл
вписал собственные стихи, и это живой храм,
где, изобразив свои деяния и собственный эталон,
он украсил живыми скульптурами верх и низ;

чтоб тут всякий дух мог читать и Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава увидеть
Искусство и План, чтобы не стать нечестивцем,
и мог сказать: Я объемлю всю вселенную,
созерцая Бога снутри всех вещей.

Но мы, прилепившись душой к мертвым книжкам и храмам,
скопированным с натуры со обилием ошибок,
предпочитаем их величавому учителю.

Боль, раздоры, невежество, муки и горе
Пусть откроют для тебя Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава твое падение:
Ради Бога, обратимся к оригиналу!95


ГЛАВА XXI
ПОСЛЕ ТОГО, КАК ГЕРМЕС ТРИСМЕГИСТ БЫЛ ДАТИРОВАН


ывают открытия, которые, имея главное значение для истории людской мысли, проходят все же практически незамеченными. Никто не гласит ни об эпохе «до Казобона», ни об эпохе «после Казобона», хотя датировка герметических трактатов, обнародованная Исааком Казобоном Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава в 1614 году и показавшая, что герметические тексты были написаны не древнеегипетским жрецом, а создателем христианской эры, оказалась водоразделом меж Возрождением и Новым временем. Это открытие одним махом обрушило стройное здание ренессансного неоплатонизма, в базе которого находился культ «древних богословов» с Гермесом Трисмегисгом во главе. Оно лишило какой бы то ни Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава было базы позицию ренессансного колдуна и ренессансной магии, укорененную в герметико-кабалистической традиции, в старой «египетской» философии и кабале. Оно не оставило камня на камне даже в немагическом направлении христианской герметики XVI века. Оно перевернуло с ног на голову построения конструктивных герметиков — таких, как Джордано Бруно: его призывы возвратиться к Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава самой наилучшей философии и самой наилучшей волшебной религии «египетского», доиудейского и дохристианского эталона утратили какой бы то ни было смысл в свете того факта, что сочинения старого и святого египетского создателя были сделаны не только лишь после Моисея, да и существенно позднее земной жизни Христа. Это открытие лишило оптимального Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава зерна все пробы построения естественной теологии на базе герметики, т.е. идею, на которую ложил настолько огромные надежды Кампанелла.

Бомба, заложенная Казобоном, взорвалась не сходу: многие не направили внимания на его открытие и продолжали упорно цепляться за старенькые идеи. Но, хотя в XVII веке действовали и Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава другие разрушительные для ренессансных традиций причины, открытие Казобона следует, на мой взор, признать одним из важных со-


бытии, способствовавших освобождению мыслителей XVII века от магии1.

Исаак Казобон2 родился в 1559 году в Женеве в протестантской семье. Владея глубокими познаниями во всех областях традиционного образования и в церковной истории, он стал одним из самых Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава сверкающих ученых-грецистов собственного времени. Его друг Иосиф Скалигер считал его самым образованным человеком в Европе. В 1610 году он был приглашен в Великобританию, где Иаков I предложил ему составить критичный комментарий к «Церковным Анналам» («Annales Ecclesiastici») Барония. Конкретно в этом комменты он опроверг легенду о седоватый древности герметических Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава трактатов. Казобон погиб в 1614 году и похоронен в Вестминстерском аббатстве.

Двенадцать большущих томов «Церковных Анналов» Цезаря Барония вышли в 1588—1607 годах и представляют собой ответ Контрреформации на протестантскую трактовку церковной истории3. С настоящим энтузиазмом и полным отсутствием критичного подхода Бароний использовал все древние романтические легенды и античные источники. Языческим Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава предсказаниям о наступлении Христа он отвел в первом томе большой раздел, основанный на трудах Лактанция, которые он цитирует в маргиналиях. Языческими пророками были, утверждает он, следуя Лактанцию, Меркурий Трисмегист, Гидасп и Сивиллы4. Это, фактически, все, что сказано у него о Трисмегисте. Но упоминание о нем вкупе с сивиллами и Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава со ссылкой на Лактанция предполагает всю систему истолкования герметических трактатов как языческого предсказания о наступлении Христа. Совсем разумеется, что конкретно так Казобон это и расценил, так как он предпринял развернутую атаку на аутентичность и древность как оракулов сивилл, так и герметических текстов.

Труд Казобона носит несколько отпугивающее заглавие «Шестнадцать Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава опытов о вещах священных и церковных» («De rebus sacris et ecclesiastìcis exercitationes XVI»). В нем проводится скрупулезный разбор первой половины первого тома текста Барония с подробным указанием всех ошибок. Казобон желал разобрать таким макаром все двенадцать томов, но погибель не отдала ему окончить загаданое. Анализируя то место у Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава Барония, где он гласит о языческих пророках, Казобон выражает глубочайшее недоверие к подлинности их сочинений5. Ни у Платона, ни у Аристотеля, ни у какого-нибудь другого известного языческого создателя, гласит Казобон, нет ни одного упоминания о Гермесе Трисмегисте либо об оракулах сивилл6. По пред-


положению Казобона, их сочинения были фальсифицированы Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава в раннехристианскую эру с целью приспособить новейшую доктрину ко вкусам язычников7. Трактаты, приписываемые Трисмегисту, утверждает он, принадлежат по сути христианским и полухристианским создателям, и, хотя цели фальсификации были благими, она все таки отвратна, как всякая ересь. Он допускает возможность существования в глубочайшей древности реального человека по имени Гермес Трисмегист8, но Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава создателем приписываемых ему трудов он быть не мог. В их нет ничего от древнеегипетских учений, они составлены частично по произведениям Платона и платоников, частично — по христианским священным книжкам9. В «Поймандре» можно отыскать отголоски трудов Платона, в особенности «Тимея», Книжки Бытия, Евангелия от Иоанна10. «Власти» в Герметическом своде XIII напоминают Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава «Послание к римлянам» апостола Павла11. Многие гимны взяты из старых литургий, в особенности из литургий св. Иоанна Дамаскина, либо из псалмов12. Идеи трактатов о «возрождении» взяты из сочинений св. Павла, Юстина Страдальца, Кирилла, Григория Назианзина и других13.

Опровергая бытующее мировоззрение о глубочайшей древности герметических трактатов, Казобон выдвигает в Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава качестве главных такие аргументы: в трактатах упоминаются Фидий и Пифийские игры; в их цитируются многие позднегреческие создатели; и в конце концов, против их древности свидетельствует их стиль, носящий черты не архаической, а позднегреческой традиции и основанный на соответственном словаре14. А почему, — резюмирует Казобон собственный обширный и подробный Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава анализ, — в высшей степени неверным было бы гласить, что эти труды написаны древнеегипетским создателем Гермесом Трисмеги-стом либо являют собой перевод его писаний15.

Тот экземпляр «Герметики», которым воспользовался Казобон для собственных сокрушительных разоблачений — с его подписью на титульном листе и обилием рукописных заметок на полях, хранится в Английском музее. Это Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава греческий текст, изданный в Париже Тюрнебом в 1554 году16 вкупе с латинским переводом первых 14-ти трактатов из Герметического свода, принадлежащим Фичино, и переводом «Определений», принадлежащим Лаццарелли. Держа в руках эту маленькую книжку, с неким трепетом осознаешь, что в ней заключена погибель ренессансного Гермеса Трисмегиста — измышленного египетского жреца, который, в качестве главы Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава «древних богословов», оказывал настолько сильное и длительное воздействие на историю культуры.


Наивный Бароний, не занимавшийся греческой филологией повторяет старенькую теорию Лактанция о языческом предсказании — теорию, которая, как мы лицезрели, сыграла настолько значительную роль в христианизации Гермеса Трисмегиста. Заявление Казобона о том, что герметические трактаты представляют собой христианскую фальсификацию, показьшает, сколь Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава велика была инерция их христианской интерпретации. Христианское воздействие на эти трактаты представлялось ему настолько естественным, что он находит необходимым дать ему разъяснение и выдвигает догадку о том, что эти сочинения сущность христианская фальсификация, — догадку, которая, может быть, косвенным образом ложит ответственность за распространение этой мистификации на Лактанция Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава, хотя Казобон нигде прямо не гласит об этом. Сначала нашего исследования мы лицезрели, что предлагавшаяся Лактанцием трактовка Гермеса — вместе с сивиллами — как языческого пророка сыграла значительную роль в утверждении его воздействия. Ну а сейчас, когда Гермеса повергла в останки современная критика текста, конкретно построения Лактанция, воспроизведенные Баронием, стали местом его крушения Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава. И тут нельзя не опешиться тому, как поздно герметические тексты стали предметом критичного анализа. Текстологический инструментарий, который Казобон применил для датировки, — полный анализ содержания и стиля — был разработан давным-давно гуманистами-латинистами и удачно применялся для датировки произведений латинских создателей. Но необходимо было пройти всему XVI Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава веку, узнавшему самые неописуемые следствия из неправильной датировки герметических сочинений, чтоб появился Казобон, применивший этот издавна опробованный инструментарий к датировке текста Герметического свода. Греческого текста «Асклепия» не было. Все же «Асклепий», который в эру Возрождения всегда был плотно сплетен с Герметическим сводом, так как приписывался тому же древнеегипетскому создателю, тоже, естественно Реакционные герметики: Роберт Фладд 27 глава, утратил собственный статус, а означает, пропала и основная опора для оправдания магии, имевшаяся у Фичино и его последователей.


read-the-text-how-the-presentation-should-be-organized-and-pay-attention-to-the-phrases-which-can-be-used-during-presentation.html
read-the-wacky-wedding-website-match-the-weddings-1-5-with-these-titles-there-is-one-extra-title.html
read-three-texts-and-match-the-headings-with-texts.html