Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава

Йейтс Фрэнсис Амелия.

Джордано Бруно и герметическая традиция.Перевод Г. Дашевского. М.: Новое литературное обозрение, 2000. — 528 с, илл.

Британская исследовательница ренессансной культуры Фрэнсис А. Йейтс (1899 — 1981) — одна из самых значимых фигур в блестящем научном обществе, известном как Институт Варбурга. Книжка «Джордано Бруно и герметическая традиция» (1964) — 1-ая из целой серии именитых работ Йейтс, позволивших совсем Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава заного осознать логику развития европейской культуры сначала Нового времени.

Кем был Джордано Бруно? За что он был сожжен? Что означают его таинственные сочинения? На все эти вопросы книжка Йейтс дает подробные и ясные ответы, идущие вразрез с обычными представлениями. Издавна ставшая традиционной, эта работа может быть прочитана как Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава биография Бруно, как введение в историю ренессансной магии либо как исследование умственных предпосьиок научной революции XVII века.

ISBN 5-86793-084-Х


© Пер. с британского. Г. Дашевский, 2000

© Художественное оформление. «Новое литературное обозрение», 2000


Вступление

Много годов назад я собиралась перевести на британский «Великопостную вечерю» Бруно и в вступлении поведать о той смелости, с Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава какой этот ренессансный философ-первопроходец принял теорию Коперника. Но, идя с Бруно по Стрэнду к тому дому в Уайтхолле, где он будет излагать теорию Коперника перед аристократами и учеными, я начала испытывать сомнения. Может быть, путешествие Бруно по Лондону было вымыслом, а по сути ужин состоялся во французском посольстве Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава? А может быть, и предметом диспута была не теория Коперника, а что-то другое? С того времени неувязка Бруно меня не оставляла и стала центром всех моих занятий; скапливались записи и рукописи, но окончательное осознание не приходило — не хватало чего-то важнейшего.

За последние 20 5 лет исследователи не один раз Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава обращались к воздействию герметизма на итальянское Возрождение. П.О. Кристеллер собрал широкий библиографический материал, выявляющий принципиальное значение и широкую распространенность фичиновского перевода Герметического свода. Э. Гарэн, сначала в собственной книжке «Medioevo e Rinascimento» [«Средние века и Возрождение»], также в статьях, не так давно собранных в книжке «La cultura fìlosof Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 главаìca del Rinascimento italiano» [«Философская культура итальянского Возрождения»], проницательно вскрыл герметические течения в ренессансной мысли. Он также привлек группу исследователей к детальному исследованию воздействия герметизма на отдельных создателей; результаты этой работы были размещены под заглавием «Testi umanistici su l'ermetismo» [«Гуманистические свидетельства о герметизме»]. Значение ренессансного герметизма признают и некие Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава французские ученые. В Великобритании вышла ценная статья Д.П. Уокера о prisca theologia [«древнем богословии»] и его же книжка «Spiritual and Demonic Magic from Ficino to Campanella» [«Духовная и демоническая мистика от Фичино до Кампанеллы»], где анализируется отношение Фичино к герметическому трактату «Асклепий». В этой книжке в Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава первый раз рассмотрены разные варианты ренессансного дела к магии и поднят вопрос о ее значении для религиозной проблематики.

Никто до сего времени не связывал Бруно с герметической традицией, ну и мне, при всем интересе к этому кругу исследовательских работ, такая возможность открылась Далековато не сходу. Я издавна понимала, что работы Бруно, в Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава особенности о памяти, насыщены мистикой (данный факт не укрылся и от внимания Линна Торндайка в его «History of Magic and Experimental Science» [«История магии и экспериментальной науки»]), но сознание того, что эта мистика, вкупе со всей философией Бруно, принадлежит к сфере герметизма, пришло не сходу. Только Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава пару лет вспять мне вдруг стало совсем ясно, что конкретно ренессансный герметизм является решающим звеном для интерпретации текстов Бруно —


тем звеном, которое я так длительно находила. Ключ был в конце концов найден; моим прежним изысканиям нашлось применение; тогда и очень стремительно появилась эта книжка.

Эта книжка, очевидно, не является монографией Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава о Бруно; она претендует, как обозначено в ее названии, только на то, чтоб поместить Бруно в контекст герметической традиции. До того как давать окончательную оценку Бруно, нужно сделать другие исследования, и сначала найти его место в истории традиционного искусства памяти, которое он преобразовал в магико-религиозную технику. Некие замечания Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава о мнемонике Бруно в этой книжке могут показаться недостаточно обоснованными, но я надеюсь подробнее развить данную тему в другой работе. В книжке есть один огромный недочет — в ней не очерчено воздействие на Бруно Раймунда Луллия, которого я чуть упоминаю, а бессчетных работ, которые Бруно предназначил луллизму, и совсем не касаюсь. Тут Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава, опять-таки, требуется особое исследование о Бруно и луллианской традиции, которое я надеюсь когда-нибудь выполнить. В сложной личности Бруно, в его идеях и планах тесновато переплетены три полосы — герметизм, мнемоника и луллизм. Все три традиции достались Возрождению от средневековья и длилось прямо до XVII века, до перелома, осуществленного Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава Декартом.

В работе над этой книжкой я опиралась на издание Герметического свода (с французским переводом), осуществленное Ноком и Фестюжьером, также на книжку А.-Ж. Фестюжьера «La Révélation d'Hermès Trismégiste» [«Откровение Гермеса Трисмегиста»]. Хотя в первых 10 главах я излагаю принципно новые взоры на Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава герметизм Возрождения, эта часть моей книжки многим должна другим исследователям, сначала Уокеру (в особенности главы IV, VII, IX и X); тема VIII главы намечена у Гарэна. Мои сведения о Кабале почерпнуты практически только из работ Г. Шолема; в написании этого слова я сознательно соблюдала общий принцип моей работы Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава — рассматривать традиции старой мудрости исходя из убеждений Ренессанса; Пико и Бруно писали конкретно так — Cabala. Система Бруно, описанная в 9 главах, представлена как вариация герметико-кабалистической традиции. Этот взор так революционен, что из обширнейшей литературы о Бруно я могла использовать, кроме биографического и документального материала, только единичные работы, ссылки на которые Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава даны в примечаниях. При работе над «Итальянскими диалогами» Бруно я использовала издание Джентиле под редакцией Дж. Аквилеккиа, также воспользовалась приготовленным Аквилеккиа изданием 2-ух не так давно открытых латинских сочинений Бруно. Подход к Кампанелле как к последователю Бруно совсем нов, хотя и опирается на предпринятый Уокером анализ магии Кампанеллы Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава и на исследования Л. Фирпо. В последних 2-ух главах я прослеживаю затухание герметической традиции, связанное с возникновением правильной датировки герметической литературы, и следующее существование мыслях герметизма в эзотерических текстах и кружках (обе темы были вскользь затронуты Гарэном). Появление мыслях


XVII века в работах Мерсенна, Кеплера и Декарта рассмотрено на фоне герметической Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава традиции.

При рассказе о нескончаемо сложном предмете неминуемы были сильные упрощения, и, естественно, на отборе материала сказалось то, что я сделала Джордано Бруно отправной либо конечной точкой хоть какой темы. Полную историю герметизма только предстоит написать; она должна включать средние века и продолжиться намного далее той даты, до которой довела Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава ее я. Я сознаю, что пошла на риск, выбрав темой настолько непривычный и непонятный склад мышления, как у ренессансных герметиков, и, естественно, без ошибок обойтись не могло. Но если моя книжка завлечет внимание к теме главной значимости и послужит стимулом для работы других ученых в этой области, то Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава ее задачка будет выполнена.

Так как эта книжка созревала очень длительно, я желаю выразить благодарность всем, кто мне помогал, в хронологическом порядке. Общий энтузиазм к Бруно свел меня с Доротеей Уэйли Сингер, чьей доброте и поддержке я должна началом нового периода в моей жизни, так как она познакомила меня с Эдгаром Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава Виндом, покойным Фрицем Закслем и Гертрудой Бинт и я начала посещать Институт Варбурга, тогда располагавшийся по собственному первому лондонскому адресу, на Милбэнк. К концу войны Заксль предложил мне стать сотрудницей Института, и с того времени в течение многих лет я имела счастливую возможность воспользоваться университетской библиотекой, основанной Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава Аби Варбургом, а сейчас находящейся в Английском институте. Все читатели этой уникальной библиотеки испытали на для себя ее воздействие, обусловленное особенной классификацией книжек, настолько ясно отразившей планы ее основоположника. Бесценной фортуной стала для меня и дружба служащих Института. Г. Бинт в течение многих лет была в курсе моих занятий Бруно Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава и повсевременно помогала мне своими идеями и сочувственной поддержкой. Сегодняшний директор Института, Эрнст Гомбрих, стимулировал меня, помогал советами и поддерживал написание этой книжки с бескрайним терпением и добротой. Много бесед на интересующие нас обоих темы было у меня с Перкшюм Уокером, сейчас сотрудником Института. Они все читали книжку Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава в рукописи и делали ценные замечания; Г. Бинт прочитала и ее верстку. Практически нереально ни оценить все, чем я должна дружбе и беседам с друзьями, ни отблагодарить за это. Еще два старенькых моих друга на данный момент живут в Соединенных Штатах — это Чарльз Митчелл (горячие споры, нередко на вокзалах и в Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава поездах) и Рудольф Виттковер, давший мне ценный совет на принципиальном повороте. Дж. Аквилеккиа, мой давнешний сотрудник по занятиям Бруно, разлюбезно разрешил мне ознакомиться с некими неизданными материалами. О. Курц, Д. Трапп и все библиотекари Института делились своими познаниями; сотрудники собрания фотоматериалов всегда шли мне навстречу.

Я повсевременно воспользовалась Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава собранием Английской библиотеки, сотрудникам которой приношу свою благодарность. Незачем и гласить, что моя признательность библиотеке Английского музея и ее сотрудникам воистину беспредельна.


Моя сестра, Р.У. Йейтс, много раз прочитала книжку и в рукописи, и в верстке, безустанно помогала мне поправками и советами и всеми методами поддерживала мое существование Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава. Были живые и другие члены моей семьи, когда я начала заниматься Бруно, и в заключение мои мысли обращаются к ним.

Фрэнсис А. Йейтс,

Институт Варбурга, лектор по Истории

Английский институт Возрождения

ОТ ПЕРЕВОДЧИКА

Российские переводы цитируются (время от времени с переменами) по изданиям:

«Пир на пепле» [= «Великопостная вечеря»]. Пер. Я.Г. Емельянова // Джордано Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава Бруно. Диалоги. М., 1949.

«О причине, начале и едином». Пер. М.А. Дынника. Там же.

«О бесконечности, вселенной и мирах». Пер. А.И. Рубина. Там же.

«Тайна Пегаса [= «Кабала пегасского коня»]), с приложением Килленского осла». Пер. Я.Г. Емельянова. Там же.

Джордано Бруно. О геройском энтузиазме. Пер Я. Емельянова. Пер Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава. стихотворений Ю. Верховского и А. Эфроса. М., 1953.

Джордано Бруно и экзекуция. Пер. B.C. Рожицына // Вопросы истории религии и атеизма. М., 1950.

Джордано Бруно перед трибуналом инквизиции. Пер. А.Х. Горфункеля // Вопросы истории религии и атеизма. М., 1958.

Томмазо Кампанелла. Город Солнца. Пер. Ф.А. Петровского. М. — Л., 1947.

Томас Мор Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава. Утопия. Пер. Ю.М. Каган//Томас Мор. Утопия. Эпиграммы. История Ричарда Ш. М., 1998.

Герметические тексты цитируются (время от времени с переменами) по изданию:

Гермес Трисмегист и герметическая традиция Востока и Запада. Пер. К. Богуцкого. Киев — М., 1998.

Вставки от переводчика выделены в тексте квадратными скобками.

ОТ РЕДАКТОРА

Перевод осуществлен по Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава первому изданию:

F.A. Yates. Giordano Bruno and the Hermetic tradition. Chicago; London: The University of Chicago Press, 1964.

Имена, цитаты и примечания уточнены по авторизованному Ф. Йейтс итальянскому изданию: F.A. Yates. Giordano Bruno e la tradizione ermetica / Trad. R. Pecchioli. Roma; Bari: Latenza, 1969.


ГЛАВА I
ГЕРМЕС ТРИСМЕГИСТ


нергию, чувственный Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава подъем все величавые прогрессивные движения Ренессанса получали от взора, обращенного назад. Продолжало властвовать повторяющееся представление о времени как о непрерывном движении от старого золотого века чистоты и правды к векам медному и металлическому, и потому поиски правды безизбежно оказывались поисками ранешнего, старого, извечного золота, порчей и вырождением которого были Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава наименее великодушные металлы реального и недавнешнего прошедшего. История человека не числилась эволюцией от простых животных начал ко все большей трудности; напротив, прошедшее всегда было лучше реального и прогресс был оживлением, возрождением, ренессансом древности. Традиционный гуманист, открывая литературу и монументы традиционной древности, сознавал, что ворачивается к чистому золоту цивилизации Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава, которая была и лучше, и выше, чем его собственная. Религиозный реформатор, ворачиваясь к исследованию Писания и ранешних отцов церкви, сознавал, что поновой открывает незапятнанное золото Евангелия, погребенное под поздними искажениями.

Все это разумеется, как и то, что оба этих величавых возвратимых движения не заблуждались относительно даты той ранешней и Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава наилучшей эры, к которой обращались. Гуманист знал, когда жил Цицерон, знал, на какое конкретно время приходится золотой век традиционной культуры; реформатор, пусть и не умея найти точную дату Евангелий, знал, что пробует возвратиться к первым векам христианства. Но то возвратимое движение Ренессанса, которому посвящена эта книжка, другими словами возвращение к чистому Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава золотому веку магии, было основано на принципной ошибке в датировке. Сочинения, которые побуждали ренессансного колдуна и которым он приписывал седоватую древность, по сути были написаны во II—III веках нашей эпохи. Ренессансный колдун задумывался, что ворачивается к египетской мудрости, бывшей как будто немногим младше мудрости еврейских патриархов и пророков Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава и намного старше Платона и других философов антич-


ной Греции, любой из которых, по жесткому убеждению ренессанс-ного колдуна, испил от этого священного источника. А по сути он ворачивался к языческому фону ранешнего христианства, к религии космоса, впитавшей волшебные и ориентальные воздействия, к гностической версии греческой философии, к Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава прибежищу усталых язычников, искавших на экзистенциальные вопросы таких ответов, которые бы отличались от предложенных их современниками, ранешними христианами.

Египетского бога Тота, писца богов и божество мудрости, греки отождествляли со своим Гермесом и время от времени снабжали его эпитетом «Триждывеличайший»1. Отождествление Toтa с Гермесом, либо Меркурием, переняли римляне, и Цицерон в трактате Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава «О природе богов» («De natura deorum») разъясняет, что по сути было 5 Меркуриев, 5-ый из которых убил Аргуса и удалился в изгнание в Египет, где «сообщил египтянам законы и письменность» и принял египетское имя Тевт либо Тот2. Под именованием Гермеса Трисмегиста появилась широкая литература на греческом языке, имевшая предметом астрологию Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава и оккультные науки, потаенные характеристики растений и минералов и основанную на этих свойствах симпатическую магию, изготовка талисманов для вербования энергии звезд и т.п. Вместе с циркулировавшими под именованием Гермеса трактатами и практическими рецептами звездной магии, появилась и философская литература, связанная с этим же чтимым именованием. Непонятно, когда Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава конкретно герметический антураж начали использовать для философии, но «Асклепий» («Asclepius») и Герметический свод (Corpus Hermeticum), важные из дошедших до нас герметических философских текстов, возможно, относятся к периоду меж 100 и 300 годами нашей эпохи3. Многие исследователи считают, что в этих трактатах, хотя и имеющих псевдоегипетский вид, подлинно египетских частей содержится Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава очень незначительно. Другие признают возможность того, что в их отразились какие-то извечные египетские верования4. Но вроде бы то ни было, написаны они были не в глубочайшей древности некоторым всеведущим египетским жрецом, как числилось в эру Возрождения, а обилием неведомых создателей, видимо сплошь греческих5, и содержится в их пользующаяся Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава популярностью греческая философия тех пор — смесь платонизма и стоицизма в купе с кое-какими еврейскими и, может быть, персидскими воздействиями. Хотя и очень различные, они все пропитаны атмосферой напряженного благочестия. «Асклепий» посвящен описанию египетской религии и тем волшебным ритуалам и процедурам, при помощи


которых египтяне ухитрялись низводить силы космоса в изваяния собственных Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава богов. Трактат дошел до нас в латинском переводе, ранее приписывавшемся Апулею из Мадавры6. «Поймандр» («Pimander») — 1-ый трактат в собрании пятнадцати герметических диалогов, называемом Герметический свод7, — содержит рассказ о сотворении мира, местами напоминающий Книжку Бытия. Другие трактаты обрисовывают восхождение души через планетные сферы в верхние божественные области либо в экстатических Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава тонах изображают тот процесс возрождения, когда душа сбрасывает цепи, привязывающие ее к вещественному миру, и обретает божественное могущество и силу.

В первом томе собственного труда «Откровение Гермеса Трисмегиста»8 Фестюжьер проанализировал настроения той эры (приблизительно II век нашей эпохи), когда были написаны «Асклепий» и дошедшие до нас в Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава составе Герметического свода трактаты. Снаружи это был мир отлично организованный и размеренный. Pax Romana достигнула пика эффективности, смешанным популяцией империи управляла опытная бюрократия. Превосходная сеть римских дорог отлично обеспечивала связи снутри империи. Образованные слои впитывали греко-римскую культуру, основанную на системе 7 свободных искусств. Но духовное состояние этого мира Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава было не так благополучно. Массивные умственные усилия греческой философии выдохлись, пришли к застою, к тупику — может быть, из-за того, что греческая идея так и не сделала решающего шага к экспериментальной проверке собственных гипотез — шага, который будет изготовлен только пятнадцать веков спустя, при появлении современного научного мышления в XVII Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава веке. Мир II века утомился от греческой диалектики, которая, казалось, не приводила ни к каким надежным результатам. Платоники, стоики, эпикурейцы могли только повторять теории собственных школ, нисколечко не продвигаясь вперед, а догматы этих школ, сжатые в форму учебного пособия, стали основой философского образования по всей империи. Философия герметических сочинений Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава — в той мере, в какой она греческого происхождения, — принадлежит к тому же стандартному типу, с его эклектичной консистенцией платонизма, неоплатонизма, стоицизма и других школ греческой мысли.

Но люди П века страстно стремились узнать действительность, получить ответ на ее задачи, который не могло дать обыденное образование. В поисках ответа они обратились Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава к интуитивному, волшебному, магическому. Так как разум, судя по всему, потерпел беду, они стремились культивировать Nous — внерассудочный мозг. Философия


была им нужна не ради диалектических упражнений, а для заслуги конкретного зания Божества и смысла мира — короче говоря, как гнозис, к которому ведет аскетическая дисциплина и благочестивая жизнь. Герметические трактаты, нередко Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава составленные в форме диалога меж учителем и учеником, обычно заканчиваются взрывом экстаза, когда адепт в конце концов добивается просветления и разражается похвальными гимнами. Просветления он добивается, видимо, вследствие созерцания мира либо космоса — точнее, созерцая космос, отраженный в его своем уме (Nous, либо mens): он познает божественный смысл космоса Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава и получает духовную власть над ним — подобно известным гностическим откровениям либо опыту восхождения души через планетные сферы для слияния с божеством. Таким макаром, эта религия космоса, подспудно нередко присутствующая в греческой мысли, в особенности в платонизме и стоицизме, становится в герметизме истинной религией, культом без храмов и богослужения, практикуемым только в Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава уме, религиозной философией либо философской религией, включающей в себя гнозис.

Люди II века были насквозь пропитаны мыслью (которую Ренессанс у их перенял), что старенькое чисто и свято, что античные мыслители были поближе к богам, чем их преемники, суетливые рационалисты. Отсюда сильное оживление пифагореизма в эту эру. Они считали более священным Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава и вообщем всё дальнее и экзотичное9; отсюда культ «вар варского», индийских гимнософистов, персидских колдунов, халдейских астрономов, отношение которых к занию казалось более благочестивым, чем греческое10. В плавильном котле империи, где допускались любые религии, познакомиться с восточными культами было совсем не сложно. И большим почетом в эту эру воспользовались египтяне Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава. Египетские храмы продолжали действовать, и набожные разыс-катели религиозной правды и откровения в греко-римском мире отчаливали в паломничества к какому-нибудь далекому египетскому храму и проводили там ночь в надежде получить во сне откровение божественных таинств". Вера в то, что Египет — извечная родина всякого познания, что величавые Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава греческие философы бывали там и общались с египетскими жрецами, распространилась уже издавна, и в обстановке II века очень привлекательными оказались старая и загадочная религия Египта, глубочайшие, как считали, зания ее жрецов, их аскетический стиль жизни, религиозная мистика, которой они (по общему воззрению) занимались в подземных помещениях собственных Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава храмов. Конкретно эти проегипетские настроения греко-римского мира отраже-


ны в герметическом трактате «Асклепий» с его необычными описаниями магии, с помощью которой египетские жрецы одушевляют изваяния собственных богов, и с его патетическим предсказанием о неминуемом закате старой египетской религии. «В тот час, — гласит Гермес Трис-мегист, типо египетский жрец, собственному Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава ученику Асклепию, — в тот час, утомившись от жизни, люди не станут считать мир достойным предметом восхищения и преклонения. Вселенная эта, которая хороша и лучше всех явлений прошедшего, реального и грядущего, окажется под опасностью смерти; люди сочтут ее бременем; и с того времени подвергнется презрению и небрежению весь мир Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава — несравнимое произведение Бога, прекрасное строение, составленное из несчетного контраста форм всеблагое творение, орудие воли Божьей, который щедро изливает милость на свое создание, в каком всё собрано воедино в гармоническом многообразии — все явления, достойные благоговения, хвалы и любви»12. Так Египет и его волшебная религия отождествляются с герметической религией космоса.

Так Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава что просто осознать, почему содержание герметических текстов питало в ренессансном колдуне иллюзию, как будто перед ним загадочный, драгоценный рассказ о древней египетской мудрости, философии, магии. Гермес Трисмегист — сказочное имя, связанное с определенным разрядом гностических философских откровений либо волшебных трактатов и рецептов, — для людей Возрождения был реальным лицом: египетским жрецом, который жил Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава во времена глубочайшей древности и сам написал все эти произведения. А клочки греческой философии, попадавшиеся ренессансному читателю в этих книжках и взятые по сути из фаворитных философских учений первых веков нашей эпохи, только крепили его уверенность в том, что перед ним источник старой мудрости, откуда Платон и греки Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава почерпнули наилучшие свои зания.

Это грубое историческое заблуждение привело к поразительным результатам.

Возрождение приняло Гермеса Трисмегиста за жившее в глубочайшей древности реальное лицо и создателя герметических текстов, делая упор на идеальные авторитеты, так как это убеждение неявно делили отцы церкви, сначала — Лактанций и Августин. Очевидно, никому бы не пришло в голову Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава колебаться в правоте этих почитаемых создателей; и поболее того — тот факт, что и писавший в III веке Лактанций, и писавший в IV веке Августин неоспоримо принима-


ют легенду о Гермесе Трисмегисте, служит приметным свидетельством известности и значительности герметических текстов и ранешнего и полного фуррора легенды об их создателе Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава.

Процитировав слова Цицерона о 5-ом Меркурии, который «сообщил египтянам законы и письменность», Лактанций пишет дальше в собственных «Установлениях», что этот египетский Гермес, «хотя был и человек, но жил очень издавна и был полностью сведущ во всяком научении, так что познание многих предметов и искусств стяжало ему имя Трисмегист. Он написал Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава книжки, и притом многие, посвященные познанию божественного, где утверждает величие высокого и одного Бога и именует его теми же именами, которые используем и мы, — Бог и Отец»13. Говоря о «многих книгах», Лактанций, непременно, имеет в виду и дошедшие до нас герметические сочинения, так как пару раз Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава цитирует некие трактаты из Герметического свода и «Асклепия»14. Древность, которую Лактанций приписывает Гермесу Трисмегисту и его книжкам, видна из его замечания в «De ira Dei» [«О гневе Божьем»], где он гласит, что Трисмегист еще древнее, чем Платон и Пифагор15.

В «Установлениях» Лактанция много других цитат из Гермеса Трисмегиста и ссылок на него Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава. Он, непременно, считал Гермеса ценным союзником для собственной стратегии — использовать языческую мудрость в поддержку истин христианства. В только-только приведенной цитате он отмечает, что Гермес, подобно христианам, именует бога «Отец»; и вправду, в герметических текстах слово «Отец» часто применяется к верховному существу. Еще примечательней, но, то, что для обозначения Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава демиурга Гермес употребляет выражение «Сын Божий». Чтоб показать это необычное доказательство правды христианства, исходящее от древнего создателя, Лактанций приводит по-гречески пассаж из «Асклепия» (одна из цитат, сохранивших для нас куски греческого оригинала):

Гермес, в книжке, озаглавленной «Совершенное слово», гласит такие слова: «Господь и Создатель всего, которого мы по Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава праву решили называть Богом, так как он сделал второго Бога легкодоступным зрению и эмоциям... Итак, так как Он сотворил Его первым и единственным, то и явился Ему красивым и исполненным всякого блага; и Он благословил Его, и всецело возлюбил Его как Собственного Сына»16.

«Совершенное слово» («Sermo Periectus») — верный перевод Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава необычного греческого наименования «Асклепия»", и приводимый Лактанцием


по-гречески пассаж находит примерное соответствие в нашем латинском переводе. Таким макаром «Асклепий», где содержатся умопомрачительное описание того, как египтяне изготавливают собственных кумиров, и плач по египетской религии, получает от Лактанция благословение зато, что содержит предсказание о Сьше Божьем.

Герметические создатели использовали Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава выражение «Сын Божий» не только лишь в «Асклепий». Сначала «Поймандра», в герметической версии сотворения мира, про акт творения сказано, что он совершен средством зияющего Слова, которое есть Отпрыск Божий18. Говоря о Сьше Божьем как о творящем Слове и цитируя Писание, Лактанций в доказательство этих христианских представлений ссылается на Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава язычников и показывает, что Логосом Его именуют и греки, и Трис-мегист. Он, непременно, имеет в виду пассаж о творящем Слове как о Сьше Божьем из «Поймандра» и добавляет, что «Трисмегист, тем либо другим методом доискавшийся практически до всякой правды, нередко описывал великолепие и величие Слова»19.

Более того Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава, Лактанций считает Трисмегиста одним из важных языческих провидцев и пророков, предсказавших приход христианства, так как тот гласил о Сьше Божьем и о Слове. В 3-х местах «Установлений» наряду со свидетельствами Сивилл о наступлении Христа он цитирует и Трисмегиста20. Критики Гермеса Трисмегиста у Лактанция мы не находим нигде. Для него Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава тот всегда остается древним и самым мудрейшим создателем, смысл чьих сочинений согласуем с христианством и чьи слова о Боге-Сыне ставят его в один ряд с Сивиллами как языческого пророка. В пассажах общего нрава Лактанций осуждает почитание изображений и высказывает мировоззрение, что применяемые колдунами бесы — это злые падшие ангелы21. Но Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава ни то ни другое он не связывает с Трисмегистом, который всегда остается для него почетаемым авторитетом в божественных правдах. Логично, что для ренессансного колдуна, желавшего остаться христианином, любимым папой церкви стал конкретно Лактанций.

Но препятствием для желавшего остаться христианином ренессансного колдуна был Августин, так как в собственном труде «О граде Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава Божием» («De civitate Dei») он подвергает грозному осуждению то, что «Гермес Египтянин, именуемый Трисмегистом» написал об кумирах, другими словами пассаж в «Асклепий» (широко процитированный Августином) о том, как египтяне, приверженцы волшебной религии, одушевляли скульптуры богов, волшебными средствами привлекая в их духов22. В отличие


от Лактанция Августин приводит не Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава греческий текст «Асклепия», но тот латинский перевод, который дошел и до нас и который, как следует, появился не позже IV века23. Как упоминалось выше, обычно этот перевод приписывался Апулею из Мадавры.

Важен контекст, в каком Августин критикует идолотворческий пассаж в «Асклепии». Перед этим он нападал на магию вообщем и на Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава те представления о духах, либо бесах (daemones), которых придерживался Апулей из Мадавры24.

Апулей из Мадавры — разительный пример тех стоявших на высшей ступени греко-римской культуры людей, которые, утомившись от истасканных наставлений философских школ, находили спасения в оккультном, и сначала — в египетском типе оккультного. Родившийся ок. 123 года нашей эпохи, Апулей получил образование Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава в Карфагене и в Афинах, а позднее отправился в Египет, где был привлечен к суду за занятия мистикой. Он прославился своим восхитительным романом, обширно известным под заглавием «Золотой осел»25, героя которого колдуньи превращают в ишака, и, только пережив в животном виде огромное количество мучений, он опять преобразуется в человека Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава, когда на пустынном береге моря, куда он прибрел, отчаявшись в спасении, в экстатическом видении ему является богиня Изида. В конце концов он делается жрецом Изиды в египетском храме. Общий тон романа, с его морализирующей образностью (так как животный вид — это наказание за прегрешение), экстатическим озарением, либо инициацией Реакционные герметики: Роберт Фладд 1 глава, в конце и египетским колоритом, похож на тон герметических текстов. Хотя Апулей и не был переводчиком «Асклепия», этот трактат ему бы, естественно, показался близок.


reabilitaciya-tancevalnimi-uprazhneniyami-u-detej-s-umstvennoj-otstalostyu-nauchno-obrazovatelnij-material.html
reabilitaciya-veteranov-lokalnih-vojn-referat.html
read-a-few-stories-written-by-post-graduate-studentsprofessors-about-their-research-work-use-them-as-a-pattern-for-your-topic.html